Коммерсант: Клиенты «Траста» перешли в наступление | Банки и Финансы

Коммерсант: Клиенты «Траста» перешли в наступление

Отношения банка «Траст» с держателями его кредитных нот, обязательства перед которыми он исполнять отказывается, перешли в судебную плоскость. Вчера иски к «Трасту» о взыскании свыше 2 млрд руб. подали более 30 владельцев нот. Бывшие вкладчики настаивают, что их ввели в заблуждение, и требуют возврата средств. Исход процесса будет зависеть от аргументов и доказательств сторон, считают юристы.

Вчера Басманный районный суд Москвы зарегистрировал два иска (есть в распоряжении «Ъ») от держателей кредитных нот к банку «Траст» на общую сумму 2,19 млрд руб. Иски поступили от 31 соистца-клиента банка, которым банком было после санации отказано в исполнении обязательств по кредитным нотам. Это первые иски от владельцев таких бумаг к «Трасту», до сих пор они пытались решить вопрос переговорным путем, но безуспешно. Всего у «Траста» около 2 тыс. владельцев кредитных нот, выпущенных с 2007 по 2014 годы, их требования составляют 20 млрд руб. Первое заседание суда назначено на 14 мая.

В своих исках держатели нот, являвшиеся ранее VIP-вкладчиками банка, заявляют, что «Траст», воспользовавшись их доверием, убедил их переоформить депозиты в долговые ценные бумаги (кредитные ноты), утверждая, что риски по ним не выше, чем по депозитам. Эмитентом нот являлась нидерландская компания C.R.R.B.V. (структура «Траста»), а проценты по ним были на несколько процентных пунктов выше, чем по вкладам (максимальная ставка по нотам 12%, по вкладам на тот момент — 10,5%). Отказ расплачиваться по кредитным нотам банк объяснил тем, что не был их эмитентом. «Траст» продавал кредитные ноты физлицам, деньги оставлял себе в виде субординированного займа, по которому платил эмитенту проценты, а последний выплачивал доход держателям бумаг. Вторая претензия истцов к банку в том, что в условиях, когда российское законодательство позволяет продавать иностранные ценные бумаги только квалифицированным инвестором, банк искусственно создавал условия для признания вкладчиков таковыми.

Помимо этого истцы настаивают, что банк не предоставил им полной информации об условиях выпуска ценных бумаг и о возможности отказа в возврате им средств. С 22 декабря 2014 года, когда в «Траст» была введена временная администрация в лице АСВ, банк перестал платить по договору субординированного займа, что дало эмитенту основания не выплачивать проценты и сумму основного долга владельцам кредитных нот. Истцы при этом заявляют, что в их документах не говорилось об условии, что если банк не будет платить по займу — ноты аннулируются. Оно содержалось лишь в ряде договоров займа между банком и эмитентом. Кроме того, в нарушение ст. 3 закона «О рынке ценных бумаг» банк, действуя как брокер, не уведомил своих клиентов о наличии конфликта интересов при продаже им кредитных нот.

Руководитель практики несостоятельности и банкротства юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Радик Лотфуллин, представляющий истцов, поясняет, что «банку невыгодно держать вклады — их нужно страховать и резервировать под них деньги, поэтому банк решил обойти законодательство о вкладах через использование субординированного займа и кредитных нот, чтобы получить денежную экономию». «Таким образом, фактически физлица оставались вкладчиками банка, участие эмитента в сделках было техническим, а сами сделки о покупке нот притворными, прикрывающими отношения по вкладу»,— добавил господин Лотфуллин. По его словам, здесь можно провести аналогию с ситуацией, когда граждане покупают квартиры через вексельную схему, но суды в итоге признают, что это долевое участие в строительстве, а сделка с векселями была заключена застройщиком с целью обойти закон и получить преимущества.

В банке «Траст» сообщили, что «продажа кредитных нот осуществлялась только после проверки покупателей на соответствие требованиям, которые предъявляются к квалифицированным инвесторам». «Покупатели нот осознавали, что вкладывают средства в инструмент с повышенным уровнем доходности и рисков, что может привести к частичной или полной потере их инвестиций»,— сообщила пресс-секретарь банка Ирина Назарова. По ее словам, «информирование клиентов об особенностях кредитных нот осуществлялось в соответствии с законодательством». В ФК «Открытие» (санатор банка «Траст») отказались от комментариев.

Юристы считают, что истцам будет непросто доказать вину банка и притворность отношений по кредитным нотам. «Если банк получил выгоду от замены одного договора другим — это еще не означает притворности сделки. Но я допускаю, что банк не всю информацию им раскрыл, и здесь надо оценивать, насколько существенны не предоставленные вкладчикам сведения и как они повлияли на искажение их восприятия сделки,— говорит управляющий партнер юридической компании «LexAR» Артур Рохлин.— Можно попытаться доказать, что их ввели в заблуждение, тогда сделку можно признать недействительной, например, если они думали, что покупают акции, а им продали облигации». По его словам, предсказать исход процесса сейчас трудно, многое зависит от позиции банка и доказательств истцов.

«Траст» пытается вернуть свое

Санируемый банком «ФК “Открытие”» банк «Траст» в конце марта — начале апреля начал судебные разбирательства с корпоративными заемщиками. Всего таких компаний на данный момент семь. По ряду из них прослеживаются связи с бывшими собственниками. Так, TIB Investments Limited, согласно схеме владения банка на январь 2015 года, принадлежала бывшим акционерам «Траста» Илье Юрову, Сергею Беляеву и Николаю Фетисову. С нее банк пытается взыскать $71,5 млн. Вторая — «ЛБ Коллекшн Сервисез Лимитед» с суммой долга перед «Трастом» 2,2 млрд руб.— контролирует коллекторское агентство «ПиБ», занимавшееся взысканием долгов заемщиков «Траста». Еще одна — «Мурия Трейдинг Лимитед» с долгом 1,9 млрд руб.— контролирует ООО «МФК Траст ПА». Связь с банком остальных ответчиков — Retail Chain Properties Ltd, «Уиллоу Ривер Рашн Хаузинг Девелопментс Лтд», «Сиберианкд Тимбер Энтерпрайзис Лимитед», «Беленфилд Трейд Лимитед» — неясна. Как сообщал “Ъ” 24 марта, в феврале у «Траста» доля просрочки в портфеле кредитов юрлиц выросла с 6,8% до 55% — на 27,4 млрд руб., до 31,4 млрд руб. при общем объеме корпоративного портфеля 57,06 млрд руб.

Анна ЗАНИНА

Яндекс.Метрика