Коммерсант FM: «Мы должны воспитывать предпринимательский дух» | Банки и Финансы

Коммерсант FM: «Мы должны воспитывать предпринимательский дух»

Какую политику ведет Сбербанк в отношении своих валютных заемщиков? Что в условиях кризиса может предложить крупнейший банк страны российским компаниям? Как специалисты Сбербанка оценивают состояние и перспективы российской экономики? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил вице-президент Сбербанка по малому бизнесу Андрей Шаров в рамках программы «Действующие лица».

«Нельзя рассматривать налоговые каникулы в отрыве от других мер поддержки малого бизнеса»

Андрей Шаров о том, что такое малый бизнес: «Мы ориентировались на европейские критерии малого бизнеса. Микропредприятия — это до 15 человек и 60 млн выручка в год. Малые предприятия — до 400 млн руб. и до 100 человек. И правительство, и банки, и предпринимательское сообщество услышали. Сейчас, насколько мне известно, готовится поручение, которое увеличивает эти пороговые значения. Сейчас планируется, что по микропредприятиям выручка в год составит 120 млн руб., по малым — 800 млн. На эти значения завязаны специальные налоговые значения. Когда расширяются границы по выручке, такие компании попадают под государственную поддержку».

О поддержке малого бизнеса: «Нельзя рассматривать налоговые каникулы в отрыве от других мер поддержки. Антикризисным планом правительства предусмотрено, что регионы вправе снижать ставки по упрощенной системе налогообложения. У нас на упрощенной системе более 2 млн действующих предпринимателей. Регионы имеют право снижать ставку по единому налогу на вмененный доход. Это практически вся наша розничная торговля, кафешки, ресторанчики. Налоговые каникулы для новых компаний — действительно стимулирующая мера для создания предпринимательской волны. Налоги от малого бизнеса — существенный источник доходов, прежде всего, муниципалитетов. Если московские власти и другие региональные власти будут принимать решения по действующим компаниям в части упрощенной системы налогообложения, снижение процента, по единому налогу на вмененный доход и одновременно для новых компаний делать налоговые каникулы, как ни парадоксально, мы увидим, что по действующим компаниям налоговые платежи у нас увеличатся. Мы это проходили уже в 2009 году. Те регионы, которые снижают налоговую нагрузку, получают больше налогов, потому что компания развивается. Это опробованная мера поддержки».

О нынешнем положении малого бизнеса: «Роль малого бизнеса в занятости за последние семь лет существенно увеличилась. Так, четверть населения заняты именно в малом бизнесе. Капитал молодой. По вкладу в ВВП — это порядка 21%. Если мы смотрим отрезок в 20 лет, то это вполне хорошие темпы. Если говорить о теперешней ситуации, то мы не наблюдаем спада интереса к малому бизнесу по сравнению с 2014 годом. В неделю у нас, в Сбербанке, по всей стране не менее 5 тыс. компаний открывают расчетные счета. И эти цифры, как ни странно, в кризис больше. С одной стороны, идет переструктурирование бизнеса. Компании, которые занимались торговлей, например, переходят в сферу услуг, ищут новые ниши. С другой стороны, у нас идет постепенное высвобождение сотрудников, и часть из этих сотрудников открывает свой бизнес. Это так называемое вынужденное предпринимательство».

«Для нас очень важно обслуживать клиента на всех стадиях жизненного цикла»

Андрей Шаров о ситуации на рынке кредитования: «Мы не можем решить всех проблем, но основные значимые проблемы для нашего клиента мы все-таки хотим решать. Для нас существенный вызов сейчас это трансформация в сервисную компанию. Все-таки, когда человек говорит «банк», у него сразу ассоциация «кредит». А вы знаете — ничего подобного. На самом деле, если мы берем наших клиентов, то всего 20% клиентов малого бизнеса нуждается в кредите. Иными словами, мы, прежде всего, расчетный банк для малого бизнеса, и мы должны предоставлять быстрые удобные сервисы для малых компаний. Представьте себе, что у нас 1,1 млн клиентов, причем за 2014 год у нас был рекордный прирост более 100 тыс. клиентов, если быть точными, 130 тыс. клиентов выбрали наш банк. Я немножко вас сейчас помучаю цифрами, они важны, чтобы увидеть роль банка на рынке. Если мы возьмем рынок кредитования, то порядка 22% рынка кредитования в секторе малого бизнеса — это Сбербанк, мы отнюдь не монополисты, мы действуем в конкурентной среде, мы конкурируем с другими банками, в том числе с региональными банками и крупными федеральными банками. Что приятно, независимая компания недавно проводила исследование клиентов банка, и за 2014 год и клиенты, и не клиенты банка отметили, что на 5% выросло восприятие Сбербанка как банка для малого бизнеса. Спрашивались компании, клиенты банка и не клиенты банка, и рост на 5% — это очень неплохой результат».

О количестве клиентов в период кризиса: «За 2014 год мы приросли в клиентской базе на 130 тыс. человек. И в этом году данные у нас будут где-то через месяц, и мы не видим, что мы будем терять клиентскую базу, мы, наоборот, прирастаем. Вторая история: меня часто спрашивают, что происходит с кредитованием в кризис, я посмотрел — за прошлую неделю мы выдали кредитов на 7 млрд руб. Сравнил с 2014 годом, это где-то средняя цифра по 2014 году. Но в кризис, конечно, меняется направление кредитования, в основном, это оборотные средства, и для нас, для правительства, для ЦБ это серьезный вызов: если мы сейчас не поддержим инвестиционный спрос, то это аукнется через два-три года. Поэтому мы с нетерпением ждем программу ЦБ по дешевым кредитным ресурсам как раз на инвестиционные цели для компаний малого бизнеса и будем активно в этом участвовать».

«В малом бизнесе происходит переконфигурация»

Андрей Шаров о ключевой ставке: «Мы, как и предприниматели, бизнес, заинтересованы в такой ключевой ставке, которая позволяет нам кредитовать малый бизнес и наращивать портфель. Мы с таким же нетерпением, как и все, ждем приемлемой налоговой ставки для наращивания кредитования. Но мы привыкли работать в заданных условиях».

О тех отраслях малого бизнеса, которым в кризис только лучше: «Сейчас очень интересное направление в свете импортозамещения — сельское хозяйство. Мы видим, что перспективы развития сельского хозяйства в условиях импортозамещения стали значительно лучше. 90% всего картофеля производят в России фермеры. Есть целые направления, где представлен исключительно малый бизнес. Вторая тихая гавань — государственный заказ. Понятно, что количество торгов и объем торгов огромен. Если посмотрим роль малого бизнеса в поставках продуктов питания, производстве ремонтных работ, то она высока. Сфера госзаказа — это гарантированный сбыт продукции. Для нас такие клиенты очень интересны, мы их стараемся всячески поддерживать».

Об общей ситуации с малым бизнесом в стране: «Это переконфигурация. Какие-то бизнесы умирают. Допустим, бизнес, который был завязан на импорт одежды. Или если мы возьмем сектор дорогих кафе и ресторанов. Но одновременно те же самые люди начинают открывать дешевые кафе и рестораны. Импорт текстильных изделий упал, но, с другой стороны, вырос спрос на отечественную продукцию. Наша задача состоит в том, чтобы обучить предпринимателя, он должен иметь навыки открытия трех, четырех дел. Можно сказать, перестройка. Однако мы ждем с нетерпением ускорения».

О том, что мешает развиваться малому бизнесу: «Первое — несовершенство налоговой системы. Первое, чего ждут, — налоговые послабления. Второе — снижение административного пресса. Только в 16% всех проверок малого бизнеса были выявлены такие нарушения, которые могли повлечь вред. Нужно радикально снизить пресс. Третье — на государственном уровне нужно ставить проблему престижа предпринимательской профессии. Мы должны воспитывать предпринимательский дух. Даже если человек не станет предпринимателем, то он будет уважать эту профессию».

Яндекс.Метрика