Коммерсант: Из совладельцев в банкроты | Банки и Финансы

Коммерсант: Из совладельцев в банкроты

Санируемый банк «Траст» инициировал банкротство своего бывшего совладельца Николая Фетисова. Тот перестал обслуживать взятые в банке ранее ссуды. Попытка обанкротить прежнего совладельца может дать результат, так как в рамках нее можно оспорить сделки по выводу личного имущества, считают юристы.

Заявление о банкротстве Николая Фетисова от санируемого ФК «Открытие» банка «Траст» поступило в арбитраж 2 ноября. Суд пока не принял заявление к производству, оставив без движения до 7 декабря. До этой даты, как объясняется в документах суда, заявитель должен представить выписку из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей о наличии или отсутствии у должника статуса индивидуального предпринимателя. Тогда заявление о банкротстве будет рассмотрено по существу.

Как выяснил «Ъ», поводом для подачи банком заявления о банкротстве к бывшему совладельцу стало прекращение обслуживания им двух потребительских кредитов на несколько миллионов долларов, взятых вместе с женой незадолго до начала санации, в октябре 2014 года. В пресс-службе банка «Траст» подтвердили, что подача иска связана с невыполнением заемщиком обязательств по кредитам, отказавшись раскрыть детали. Сам господин Фетисов через своего адвоката подтвердил наличие у него кредитов.

Впрочем, у экс-банкира иное объяснение отсрочки рассмотрения дела о его банкротстве, инициированного банком. Согласно его версии, переданной «Ъ» через адвоката, заявление не принято к производству на основании предъявленных суду писем, в которых Николай Фетисов выражает готовность исполнить обязательства перед банком. Господин Фетисов заверил, что заем обеспечен домом его жены в Великобритании, стоимость которого превышает долг перед банком. Однако в пресс-службе «Траста» парировали, что стоимость обеспечения по кредитам, установленная независимым оценщиком, существенно ниже, чем размер задолженности. В любом случае в письмах в суд, с его слов, указано, что реализовать активы он не может, так как они заморожены по всему миру по решению Высокого суда Лондона в обеспечение поданного там же иска «Траста» о возмещении ущерба в размере $830 млн, причиненного банку мошенническими действиями бывших собственников. До санации «Траста» Николай Фетисов вместе с Ильей Юровым и Сергеем Беляевым являлись конечными владельцами ЗАО «Управляющая компания «Траст»», основного акционера банка «Траст» (93,77% акций).

В лондонском процессе при подсчете ущерба, нанесенного банку, невозвращенные господином Фетисовым кредиты учтены не были. Дело в том, что платить по ним господин Фетисов перестал как раз в апреле этого года, когда был вынесен приказ о заморозке активов. Поэтому претензии к нему со стороны «Траста» возникли позже, чем был подан иск в Лондоне.

Российская юрисдикция для подачи заявления о банкротстве была выбрана, потому что в кредитном договоре была указана именно такая территориальная подсудность. «Если в договоре прописана подсудность «Российская Федерация», то заявление о банкротстве должно быть подано на ее территории. В другой юрисдикции иск просто не примут к рассмотрению»,— объяснил председатель совета директоров правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. Впрочем, обратить взыскание на зарубежные активы банкрота (если его признают таковым) можно будет только после признания российского решения в соответствующей заграничной юрисдикции. Правда, для этого требуется длительная процедура легализации судебного акта на территории другой страны, указывает партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская.

По мнению юристов, процесс в любом случае будет представлять интерес. Юристы не припоминают случаев, чтобы у бывших собственников санируемых банков были личные потребительские кредиты, а случай подачи заявления о банкротстве экс-совладельца санируемой кредитной организации, по их словам, и вовсе первый.

А вот эффективность этого процесса под вопросом. Госпожа Тарнопольская считает, что это будет зависеть от того, как ответчик подготовился к подобным действиям кредиторов. «Как правило, к моменту подачи заявления о банкротстве заемщики уже не имеют собственности»,— указала госпожа Тарнопольская. Однако, объяснила она, в рамках процедуры банкротства, в отличие от подачи «обычного» иска о взыскании задолженности, можно оспорить сделки по выводу имущества, заключенные за полгода (срок до трех лет — зависит от вида сделки) до принятия заявления о личном банкротстве.

Юлия ПОЛЯКОВА

Яндекс.Метрика