Коммерсант: Мой банк до последнего | Банки и Финансы

Коммерсант: Мой банк до последнего

В российской банковской системе произошел беспрецедентный случай. Как стало известно «Ъ», экс-владелец обанкротившегося «Моего банка» Глеб Фетисов выделил средства для полной расплаты со всеми кредиторами, сославшись на необходимость «поддержания деловой репутации». Но этот шаг может повысить и шансы бизнесмена на смягчение приговора по делу о выводе активов из банка.

О том, что Глеб Фетисов перевел сумму, достаточную для расплаты со всеми кредиторами «Моего банка» на счет, специально открытый Агентством по страхованию вкладов (АСВ), «Ъ» сообщили несколько источников, знакомых с ситуацией. Последний транш — более 6 млрд руб.— поступил вчера, в последний день отведенного срока. За несколько дней до этого, по информации «Ъ», было переведено более 7 млрд руб. Плюс какие-то средства имелись в конкурсной массе банка. Адвокат Глеба Фетисова Самвел Караханян подтвердил факт перечисления средств. «Этого достаточно для полного расчета со всеми кредиторами банка»,— говорит один из собеседников «Ъ». В АСВ подтвердили факт получения денег и сообщили, что намерены в ближайшее время рассчитаться со всеми кредиторами и вкладчиками «Моего банка». По данным на сайте АСВ, на 31 декабря 2014 года размер установленной задолженности «Моего банка» перед кредиторами составлял 14,3 млрд руб. Всего свои деньги теперь смогут полностью вернуть почти 3 тыс. граждан и примерно 400 юридических лиц.

Ситуация, когда собственник банка-банкрота вносит свои средства для полного расчета с кредиторами, уникальна, такого не было никогда за всю историю деятельности АСВ в качестве конкурсного управляющего.

По данным «Ъ», часть именитых кредиторов «Моего банка» уже смогла вернуть свои средства. Источники «Ъ» указывают, что права требования ряда физлиц к банку были некоторое время назад выкуплены структурой, опосредованно связанной с господином Фетисовым. В частности, согласно имеющимся у «Ъ» документам, кинорежиссер Никита Михалков еще в октябре 2014 года подписал договор цессии с неким ООО «Инвестиционные и финансовые консультации», передав ему все свои права требования к банку по рублевым, валютным и обезличенным металлическим счетам на общую сумму почти 200 млн руб. Согласно документам, расплата должна была производиться векселями Сбербанка. В пресс-службе господина Михалкова отказались от комментариев по поводу его требований к «Моему банку», сославшись на занятость режиссера. Согласно материалам банкротства «Моего банка», содержащимся в карточке дела на сайте суда, 25 ноября прошлого года ООО «Инвестиционные и финансовые консультации» подало заявление о процессуальной замене кредитора Н. С. Михалкова на его правопреемника в своем лице.

Судя по карточке банкротного дела, передала свои требования к банку указанному ООО и известная российская волейболистка Екатерина Гамова, а также ее муж — кинооператор и продюсер Михаил Мукасей. Заявления о замене их как кредиторов «Моего банка» на представителя ООО поступили в суд 8 декабря 2014 года. Однако в целом вопрос очередности получения средств в свете решения господина Фетисова расплатиться со всеми кредиторами и вкладчиками банка потерял былую остроту (хотя банкротство длится с апреля 2014 года, вернуть кредиторам первой очереди удалось лишь немногим более 900 млн руб., или около 6,5% объема требований).

Бизнесмен, в отношении которого возбуждено уголовное дело по факту хищения и вывода активов из «Моего банка», уже не раз заявлял о готовности расплатиться с кредиторами и вкладчиками.

При этом обвинений господин Фетисов, незадолго до банкротства продавший банк группе лиц, не признавал и объяснял свое желание рассчитаться необходимостью поддержания деловой репутации. Но эти заявления не соответствовали порядку расплаты с кредиторами, отраженному в законе о банкротстве кредитных организаций. Предпоследнее заявление и вовсе было отозвано. Поэтому, когда Глеб Фетисов, подав последнее, ноябрьское заявление о расплате, перечислил первый транш в размере 550 млн руб., в полную расплату (закон отводит на это четыре месяца) никто не верил.

«Институт банкротства несовершенен, в нем много участников, включая банк, его кредиторов и, конечно, собственников. История знает прецеденты, когда владельцы банков, действующих и ликвидируемых, проявляли социальную ответственность и из собственных средств поддерживали свой банк или расплачивались с кредиторами в ходе ликвидации. Расплата в рамках уже длящегося банкротства — действительно прецедент на российском рынке, и какими бы соображениями ни руководствовался в данном случае бывший владелец банка, нельзя не отметить тот факт, что он исполнил социальные и материальные обязательства перед кредиторами, проявив себя сейчас с лучшей стороны»,— говорит вице-президент ФБК Алексей Терехов.

Расследование уголовного дела в отношении господина Фетисова между тем идет своим чередом. Как сообщал «Ъ» 23 января, предварительное расследование завершено, на свободу господин Фетисов не вышел. Теперь, после ознакомления с материалами дела, его судьбу должен будет решать суд. При этом не исключено, что обвинения в адрес господина Фетисова (на общую сумму 1,9 млрд руб.) в будущем могут быть расширены, так как кроме дела самого банкира продолжает расследоваться базовое дело о махинациях в «Моем банке». По этому делу пока проходят неустановленные лица, похитившие из банка миллиарды рублей. Источники «Ъ» ранее указывали, что одним из этих лиц (после приговора по первому делу) может снова оказаться господин Фетисов.

Полная расплата с кредиторами «Моего банка» и прекращение его банкротства не являются основанием для закрытия уголовного дела, ведь хищения и вывод активов из банка, на которых настаивает следствие, никуда не делись, указывают юристы. «Однако расплата со всеми кредиторами и полное возмещение ущерба будут учитываться судом при вынесении приговора по уголовному делу и могут достаточно сильно смягчить наказание, теоретически вплоть до условного срока, но все будет зависеть от того, как к этому отнесется суд»,— уточняет председатель московской коллегии адвокатов «Международное партнерство» Татьяна Проценко. По ее словам, в результате полной расплаты с кредиторами возможно и изменение меры пресечения, «как это часто бывает с обвиняемыми по экономическим преступлениям — на домашний арест». По словам адвоката господина Фетисова Самвела Караханяна, защита действительно рассчитывает на изменение меры пресечения на не связанную с арестом. Влияние расплаты с кредиторами на тяжесть приговора он комментировать не стал. «Защита считает, что господин Фетисов невиновен, и ему надо выносить оправдательный приговор»,— заявил адвокат.

Оценить, насколько может осложнить эти перспективы тот факт, что второй банк господина Фетисова, «Мой банк. Ипотека», проданный им тем же лицам, что и «Мой банк», незадолго до отзыва лицензии, тоже банкротится, при этом по его долгам никто не расплачивался и даже не объявлял о таких намерениях, юристы не берутся.

В сложившейся уникальной ситуации не менее интересен вопрос о том, как должно завершаться дело о банкротстве банка после выплат его кредиторам: что будет с многочисленными исками к заемщикам-неплательщикам, поданными конкурсным управляющим, что будет с «Моим банком» как с юрлицом и т. д. Ведь опыта прекращения всех обязательств собственником банкротящегося банка еще не было. По данным «Ъ», эти вопросы АСВ еще только предстоит решить. Партнер компании «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов считает, что дело о банкротстве будет прекращено, далее будет подан иск о ликвидации «Моего банка», которой и займется АСВ. Поданные иски к неплательщикам, добавляет юрист, продолжат рассматриваться в ходе ликвидации, при этом, если по ним что-то и взыщут, что маловероятно, то деньги получат собственники банка. Вернуть отозванную лицензию, уверен господин Дубов, банк не сможет «ни при каком раскладе».

Чем известен Глеб Фетисов

Фетисов Глеб Геннадьевич родился 5 июня 1966 года в Электростали (Московская область). Окончил экономический факультет МГУ (1988), магистратуру Финансовой академии при правительстве РФ, аспирантуру экономического факультета МГУ, докторантуру Финансовой академии. Учился в США по программе Всемирного банка.

С 1990 года трудился в Центральном экономико-математическом институте АН СССР. В 1993-1995 годах работал в руководстве ряда коммерческих банков. В 1996-2000 годах — арбитражный управляющий Ачинского глиноземного комбината (Красноярский край). В 1997-2001 годах был депутатом законодательного собрания Красноярского края. В 1998 году приобрел 30% в компании «Альфа-Эко», в которой затем стал президентом. В 2001-2009 годах — член Совета федерации от Воронежской области. Одновременно с 2003 по 2010 год работал завкафедрой макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета МГУ. В 2004 году стал владельцем 14,35% в компании Altimo (управляет телекоммуникационными активами «Альфа-групп»). В 2009 году возглавил совет директоров «Моего банка», владельцем которого являлся. В том же году стал руководителем рабочей группы президиума генсовета «Единой России» по социально-экономическому развитию. В 2009-2012 годах — член Общественной палаты РФ. 24 апреля 2012 года избран председателем основанной им партии «Альянс зеленых — Народная партия» (сейчас — «Альянс зеленых и социал-демократов»). В сентябре 2013 года пытался баллотироваться в мэры Москвы, но не преодолел муниципальный фильтр. В конце 2013 года продал доли в группе «Мой банк», Altimo и инвестфонде My Decker Capital.

Член правления РСПП. Член-корреспондент РАН, профессор, автор более 100 научных работ. Доктор экономических наук, тема диссертации «Устойчивость банковской системы и методология ее оценки». В 2013 году Forbes оценил состояние господина Фетисова в $1,9 млрд (55-е место в РФ). Женат, трое детей.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА

Яндекс.Метрика